суббота, 6 августа 2011 г.

если бы я могла стать памятником...

Если бы я могла бы стать памятником, я бы хотела стать памятником Ассоль… потому что про неё известно, что она – дождётся.
Про неё известно, а про меня – нет.
Когда ты памятник – это означает, что тебе уже ничто не страшно, с тобой уже всё – было, про тебя известно что-то главное…
Когда ты – памятник, люди приходят к тебе чтобы вспомнить о чём-то.
О чём-то хорошем, даже если и захочется плакать. О хорошем потому, что то, что так сильно и живо необходимо вспоминать плохим быть не может по определению. Плохое – его закрывают на тысячи замков-запоров в самых далёких тоннелях подсознания под пластами первых младенческих страхов и грёз. Его перевирают до неузнаваемости, его приклеивают Другому, но вспоминать – нет. Памятники нужны не для этого…
Когда ты – памятник, тебе страшно только время… да и время тебе, впрочем, уже и не страшно. Пусть сотрётся в пыль материал, из которого тебя изготовили, – не важно! – само название говорит о том, что где-то останется… останется память.
Память о памятнике.
Память о том, что что-то надо вспоминать, вспоминать непременно, снова и снова, не переставая…
Я бы хотела быть памятником…
быть памятником гораздо проще…
гораздо безопаснее…
бес-слёзнее и – не больно.
Совсем. Ни капельки.

среда, 2 марта 2011 г.

я умею сама

Да, я умею сама
выживать.
И сходить с ума.
Себе руку могу протянуть
и - в путь.
Да, я умею сама
отогреться - если зима,
и горючие слёзы ронять
и - цветы покупать.
Да, я умею сама
узнавать, где тюрьма
где сума
И летать в неба синий восторг
И вести с собой яростный торг.
И - отча
иваться в тиши
И - обра
доваться в ночи.

Только ты...
напиши... напиши...
Приезжай.
Обними.
Помолчи.

вторник, 1 марта 2011 г.

...как будто про меня...

/автор - Вера Полозкова/
Хвалю тебя, говорит, родная, за быстрый ум и веселый нрав.
За то, что ни разу не помянула, где был неправ.
За то, что все люди груз, а ты антиграв.
Что Бог живет в тебе, и пускай пребывает здрав.

Хвалю, говорит, что не прибегаешь к бабьему шантажу,
За то, что поддержишь все, что ни предложу,
Что вся словно по заказу, по чертежу,
И даже сейчас не ревешь белугой, что ухожу.

К такой, знаешь, тете, всё лохмы белые по плечам.
К ее, стало быть, пельменям да куличам.
Ворчит, ага, придирается к мелочам,
Ну хоть не кропает стишки дурацкие по ночам.

Я, говорит, устал до тебя расти из последних жил.
Ты чемодан с деньгами – и страшно рад, и не заслужил.
Вроде твое, а все хочешь зарыть, закутать, запрятать в мох.
Такое бывает счастье, что знай ищи, где же тут подвох.

А то ведь ушла бы первой, а я б не выдержал, если так.
Уж лучше ты будешь светлый образ, а я мудак.
Таких же ведь нету, твой механизм мне непостижим.
А пока, говорит, еще по одной покурим
И так тихонечко полежим.

понедельник, 28 февраля 2011 г.

усталость...
















Усталость - лёгкая, как ночь,
Мечты мои сковала.
Прочь
из душных, неприятных стен
В страну, где жизнь дают взамен.
В мечту, где мне отпущен срок.
В войну, где побеждает Бог.
В вину, что можно искупить.
В вино, что не дано испить.
Прочь в свет,
прочь - в бред,
Прочь - в тридцать лет...
Они гремят и воют вслед
Типично девичьим мечтам.
Мой!
Никому я не отдам
и не продам!
...Лишь той стране,
где даром жизнь отпустят мне...
как грех
06.02.ХХ

суббота, 5 февраля 2011 г.


Я бабочка – сама в своих сетях.
Помяты крылья, помутнён мой разум
«NO EXIT» - я читаю на дверях,
А в окна не летала я ни разу.
«NO EXIT» - ведь неправда это, ложь!
Ведь где-то есть родные эти двери,
Которые откроют небо, дождь,
Свет солнца…
Те, которым я поверю.
Ведь где-то есть! Но – темнота
Лишь я глаза закрою,
Чтоб видеть…
Комната пуста
И – песня за стеною…